Uspoloassn.su

Модные новинки
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Северус Тобиас Снейп

Северус Тобиас Снейп

Akallabet

Родился 9 января 1960 года. По происхождению — полукровный маг. Мать — Эйлин Принц, ведьма из древнего чистокровного рода. Отец — Тобиас Снейп — маггл. Северус — единственный ребёнок в семье.

1 сентября 1971 года он поступает в Хогвартс на факультет Слизерин (основатель — Салазар Слизерин), как известно там учатся только чистокровные волшебники, и Снейп попадает в дом змеи только из-за ненависти к своему отцу-магглу. В школе Северус вынужден скрывать своё происхождение. Он хорошо учится, лучше всего будущему профессору даются Защита от Тёмных Сил (Искусств) и Зельеделие (Зельеварение). Уже с первого курса товарищи по факультету недолюбливают Северуса, смеются над его внешностью.

За время учёбы Северус Снейп так и не нашёл себе друзей, возможно из-за своей замкнутости, зато нажил заклятых врагов — гриффиндорцев Сириуса Блека и Джеймса Поттера, также их друзей — Ремуса (Римуса) Люпина и Питтера Петигрю, называющих себя мародёрами. Точно неизвестно, почему они не смогли найти общего языка, однако Блек и Ко в школе постоянно унижали Северуса и насмехались над ним.

Подтверждением подлости и жестокости гриффиндорцев к Снейпу может служить неприятный случай, произошедший летом после С.О.В. в 1976 году, который упомянут в книге «Гарри Поттер и Орден Феникса», глава 28.

Также в 1976 году в Визжащей Хижине происходит событие, поставившее жизнь Северуса под угрозу и навсегда перечеркнувшее любые надежды на примирение с мародёрами. Благодаря «милой» шутке Сириуса Блека, на слизеринца нападает вервольф (оборотень), которым на самом деле является Ремус Люпин.

В июне 1978 года Северус Снейп заканчивает Хогвартс.
В 1979 году юноша переходит на сторону Волдеморта, который собирает под свои знамёна борцов за чистокровность, и получает Чёрную Метку — Знак Мрака.

В один «холодный дождливый вечер» 1979 года Сибилла Трелони предсказывает Дамблдору, что на исходе седьмого месяца родится тот, кому суждено сразиться с Волдемортом, и кого Лорд своей рукой отметит, как равного себе. Первую часть предсказания слышит Северус Снейп, подосланный Волдемортом с целью устроиться на работу в Хогвартс, и сообщает его своему господину.

1981 год. Северус становится одним из агентов Ордена Феникса и предупреждает Дамблдора, что Волдеморт охотится на Поттеров. Весной того же года, он сообщает, что в Ордене есть предатель. Летом Дамблдор предлагает Северусу Снейпу работу в Хогвартсе в качестве профессора Зельеделия. Снейп сообщает об этом Волдеморту, тот поручает Северусу следить за директором. Другими словами, Снейп становится «двойным агентом» — шпионом света на стороне тьмы (или наоборот).

В 1982 году Упивающихся Смертью (Пожирателей Смерти) арестовывают, подвергают скорому суду и сажают в Азкабан. В их числе Игорь Каркаров, который ради собственного освобождения предает своих соратников, в том числе и Северуса Снейпа. Но за него ручается Дамблдор.

1991 — 1992 годы — первый год обучения Гарри Поттера в Хогвартсе. Взаимная неприязнь между ним и профессором Зельеделия возникает сразу, слишком похож младший Поттер на своего отца, слишком глубоки шрамы, нанесённые семью годами обучения Северуса в Хогвартсе.

В этом году Снейп, который что-то подозревает, пытается разоблачить или хотя бы понять профессора ЗОТИ (Защита от Тёмных Искусств) Квиринуса Квирелла, который, как известно, делит своё тело с Волдемортом. Одновременно с этим делая попытки спасения надежды магического мира (случай с троллем, квиддичный матч).

В июне 1994 года профессору почти удаётся поймать Сириуса Блека, которого он считает виновным в смерти Поттеров и просто ненавидит, но Поттер и Ко помогают Блеку сбежать. В течение года (1993-1994) он замещает Ремуса Люпина на занятиях ЗОТИ во время полнолуния, где ведёт лекцию об оборотнях. В конце года зельедел якобы «случайно» за завтраком роняет фразу о том, что Ремус Люпин — вервольф, эта весть мгновенно разлетается по Хогвартсу, из-за чего должность преподавателя ЗОТИ на будущий год вновь вакантна.

24 июня 1995 года возрождается Волдеморт, Северус Снейп при этом не присутствует, однако в тот же день Дамблдор уговаривает его вновь вернуться к Лорду.

1995 — 1996 год Северус Снейп, по настоянию Дамблдора, начинает заниматься Окклюменцией с Гарри Поттером, у которого резко учащаются сны, в которых он бродит по коридорам Министерства Магии. В конце марта из-за происшествия с воспоминаниями о школьных годах профессора, в которые попал Поттер, занятия прекращаются.

Летом 1996 года, приблизительно в конце июня — начале июля Нарцисса Малфой, защищая сына, берет с Северуса Нерушимый Обет помочь ему в убийстве Дамблдора в Хогвартсе. Дамблдор наконец-то приглашает профессора на должность преподавателя ЗОТИ, а в качестве профессора Зельеделия возвращает Слахгорна, который работал в Хогвартсе до Северуса.

Через год в середине июля на Астрономической башне Северус Снейп поражает Альбуса Дамблдора Смертельным заклятием, исполняя тем самым Нерушимый Обет, данный Нарциссе Малфой. Северусу и Драко удается сбежать. Тогда же оказывается, что загадочный Принц-Полукровка, учебником Зельеделия которого пользовался Гарри Поттер на шестом курсе, на самом деле — профессор Северус Снейп.

В следующем году Северуса Снейпа назначают директором школы Хогвартс. Гарри, Гермиона и Рон в школу не возвращаются к началу курса. Лишь когда им удается прорваться в школу для уничтожения последних хокруксов, Северус Снейп бежит из школы. Направившись в Визжащую хищину, где во время боя за школу скрывается лорд Воландеморт, Северус Снейп сталкивается с неконтролируемой яростью лорда.

Читайте так же:
Шапка гоголь как сшить

Воландеморт, считающий, что Северус Снейп ему больше не требуется, приказывает своей змее Нагайне убить зельевара.

В смертельной агонии Северус заставляет Гарри Поттера, который следил за ними, собрать его воспоминания, из которых оказалось, что Северус дал нерушимую клятву Альбусу Дамблдору, что убьет его сам, если понадобится, лишь бы не загубить еще чистую душу Драко Малфоя. Так же становится известно, что Северус Снейп всю жизнь любил одну женщину – Лили Эванс-Поттер.

Много лет спустя после финальной битвы Гарри и Джинни Уизли называют своего младшего сына Альбусом Северусом Поттером, а Гарри Поттер признается, что Северус Снейп являлся самым храбрым человеком из всех, кого он знал.

Как воскресить Снейпа?

____________________________________________________
Автор: cherno.belaja
Тип: джен
Рейтинг: РG
Размер: миди
Пейринг: Гарри Поттер; Северус Снейп; Джинни Уизли; Альбус Северус Поттер; Джеймс Поттер-младший; Гермиона Грейнджер и остальные.
Жанр: Драма
Отказ: Всё – Роулинг, всё остальное — народа; коммерческой выгоды не извлекаю.
Предупреждение: POV Гарри Поттера; AU (все книги, и даже эпилог, учитываются).

Я прекрасно помню, как профессор Снейп приснился мне в первый раз.

Это было через две недели после рождения моего младшего сына.

Джинни спала, уткнувшись носом мне в бок, Альбус лежал рядом, в кроватке, посапывая во сне.

Стояло жаркое лето 2006-го года, и всё шло к тому, что уже через несколько лет мне предстоит возглавить Аврорат. Само собой, подобный карьерный рост здорово мешает крепкому и спокойному сну.

В то время я вообще спал мало, нерегулярно, тревожно и крайне чутко. Конечно, кошмары мне не снились со дня гибели Волдеморта, но тоскливый, в серых тонах, незапоминающийся бред то и дело наведывался в мою голову.

Бывало и так, что я попросту не мог заснуть, часами мучаясь от бессонницы. По настоянию Джинни я продолжал всё это время лежать в постели, наслаждаясь беспомощностью вместо того, чтобы прочесть отчёт или сводку новостей. Всё равно ведь придётся этим заняться, однако нужно будет тратить драгоценное время завтрашнего дня, — так почему бы не сделать это бессонной ночью?

Мне казалось, что я становлюсь карьеристом, и это только сильнее мучило меня. Джинни запрещала пить снотворное. Слово «Зелье сна без сновидений» стало табу. Магловские пилюли были объявлены вне закона.

Рождение второго сына окончательно испортило сон. Я, что называется, дошёл до ручки. Поэтому ничего удивительного в том, что мне приснился Снейп, не было.

Даже если бы мне приснился Волдеморт, отплясывающий канкан в фиолетовом парике клоуна и набедренной повязке туземного вождя, я всё равно не удивился бы.

Снейп смотрелся совсем как живой.

В смысле, не было крови, хлещущей из ужасающих ран на шее, не было бледности и выражения неизлечимой смерти на лице. Я запомнил его именно таким, как в Визжащей хижине, на полу. Когда он лежал, овеянный ореолом близящейся гибели – ещё живой, но уже через мгновение…

Я помню это лучше своих очертаний в зеркале – как он отчаянно храбрился и отчаянно боялся. Как ненавидел меня за то, что я рядом, и как жадно хотел в последний раз взглянуть в мои глаза, которые больше не были моими – для него.

Я помню, как он умирал — слишком хорошо, чтобы сейчас удивиться, насколько живым кажется Снейп.

Тот, умирающий, одна из жертв войны, один мёртвый герой из списка мёртвых героев, победитель, не успевший вкусить медовый нектар победы… Я, благодаря чуду или проклятию, стал свидетелем таинства его смерти.

В его затухающих глазах отражалась моя страсть жизни. Моё желание выжить и победить срывалось с его губ кошмарным хрипом. Его цепкие пальцы хватались за мою руку, как мои пальцы хватались бы за горло судьбы, попытавшейся обречь меня на смерть.

Разница между нами теперь была лишь в том, что он погиб, а я остался жить.

Снейп, тонкий и гибкий, стоит у меня в ногах и ухмыляется своей незабываемой усмешкой. Чёрный сюртук с мелкими пуговицами тщательно застёгнут. Брюки, как на мой вкус, недостаточно широкие и подчёркивают красоту длинных ног – чего я, к счастью, никогда раньше не замечал. Знаменитой мантии на Снейпе нет, и назвать его «Летучей мышью» я бы больше не осмелился.

— Прекрасная ночь, мистер Поттер, — вежливо произносит Снейп.

— Э-э, да, конечно. Сэр.

Ночь, возможно, и была прекрасной, но я пока не имел шанса в этом убедиться. Я с трудом заснул во втором часу, проклиная душный воздух летнего Лондона, регулярно просыпающегося Альбуса, требующего молока, грохочущие редкие автомобили.

Вот странно – днём, когда на улицах тысячи машин – рёв их двигателей, визг тормозов, гудки клаксонов – всё сливается в монотонный, рокочущий гул, похожий на гул водопада.

Однако стоит прийти ночи, как в оглушительной тишине каждый проезжающий мимо автомобиль подобен раскату грома в отсутствие грозы. И каждый раз я, только начав погружаться в спасительный сон, просыпаюсь.

Джинни утверждает, что мне следует купить беруши или спать в магловских наушниках. Но мне кажется, что это попросту смешно.

Нет, эта ночь тоже определённо не удалась. Ненавижу ночи. Каждую из них следует пережить, чтобы иметь удовольствие встретить утреннее солнце. Оно приходит, как освобождение. Как глоток прохлады, как капля воды после перехода через пустыню.

Читайте так же:
Как связать джемпер кокон спицами схема

Как только небо на востоке начинает светлеть, я становлюсь абсолютно счастливым. Обычно через несколько минут после рассвета я наконец засыпаю. Или, если я уже сплю – мне перестают сниться сны.

Возможно сегодня, с первыми лучами солнца, Снейп тоже растает. Как тают призраки. Возможно, он призрак. Но я продолжаю уверять себя, что сплю.

Конечно, я сплю. Неужели я, квалифицированный маг, без пяти минут глава Аврората, не могу отличить сновидение от реальности? Снейп не призрак, Снейп – мой сон. Надеюсь, это не шутки подсознания, и он пришел ко мне по своей воле, а не по моему неосознанному желанию.

Снейп стоит надо мной и смотрит. Я думаю, что он может читать мои мысли и без палочки, но я-то без палочки блок не поставлю! Ну и чёрт с ним. Если я сейчас начну размахивать у него перед носом палочкой, он меня засмеёт. Тем более это всё мне снится…

Интересно, чего он хочет?

— Вы отвратительно выглядите, Поттер. Вы такой же бледный, каким был я, когда преподавал в этом чёртовом Хогвартсе. Неужели работа аврора настолько же сложная, как и работа шпиона?

Всё понятно, всему виной подсознательное желание проконсультироваться с психоаналитиком… Только почему Снейп?!

— Нет, Поттер, я не психолог. И можете не отвечать, это был риторический вопрос. Всё равно ответа у вас нет.

Снейп качает головой и снова начинает ухмыляться. Но я вижу, как в глазах его борются раздражение и жалость, попеременно вытесняя друг друга из чёрного круга зрачков. Такое ощущение, что эта борьба происходит на арене, и свет уличного фонаря, отражающийся в его глазах – это блеск софитов.

Наконец раздражение побеждает, и лицо бывшего профессора (мёртвого профессора, выглядевшего, как живой) кривится от злости.

— Значит, Альбус СЕВЕРУС Поттер? – шипит он, наклоняясь ко мне.

Мне хочется захохотать и спрятать голову под подушку – от смущения. Вот, значит, что привело его ко мне? Вот, значит, как? Он не поленился прийти с того света, чтобы высказать своё недоумение? Или неудовольствие? Ха! Этого можно было ожидать, правда?

Вчера мы крестили Альбуса, дав ему имя двух бывших директоров Хогвартса. Это была моя идея, и она не сильно пришлась по душе Джинни, однако спорить она не стала. Я невероятно благодарен ей за это.

Однако сегодняшней ночью у меня появился новый оппонент. В сто раз более нежеланный. Впрочем, разве можно смутить Снейпа тем, что он нежеланный гость в моём доме — этой ночью, в этом сне…

Разве не он спасал меня из года в год? Разве не он отдал свою жизнь ради победы? Разве не его именем я назвал сына? Так почему же его общество вызывает противную пустоту в животе? И потеют ладони…

Мерлин, я хочу, чтобы он немедленно убрался.

«Убирайся из моей головы!» — мысленно кричу я ему. Зельевар продолжает усмехаться – совсем как живой. Ему плевать на моё мнение. В чём-то он, конечно, прав. Если бы речь шла не о моём сне, я бы был на его стороне.

— Значит, Альбус СЕВЕРУС?!

— Что-то не так? – спрашиваю я. – Вам что-то не нравится? Может быть, вы обладаете монополией на это имя?

Снейп вдруг начинает смеяться — беззвучно, но это именно смех. Я не помню, чтобы хоть раз видел, как он смеётся. Есть в этом зрелище оттенок неожиданности, запах тайны и много-много горькой приправы – столько, что вкус смеха почти не ощущается.

— Правильно, Поттер. Если не знаете, как держать оборону – переходите в наступление. Какая великолепная тактика. Особенно впечатляюще она работает во время допросов в Аврорате, не так ли?

— Прекратите! Я уже не тот запуганный родственниками, растерянный ребёнок, которого вы знали. Я очень уважаю вас и ваш вклад в победу, но это ещё не значит, что я позволю вам читать мне мораль.

Мои душевные качества к этому возрасту давно уже сформировались, и Снейп со своими комментариями только раздражает. Давно закончились те времена, когда он имел право цепляться ко мне с бесконечными придирками, а мне нечего было ему возразить. Теперь я взрослый, семейный человек, у меня успешная карьера, любящая жена и прекрасные дети.

Даже то время, когда я во второй раз, окончательно, победил Волдеморта и прославился, — далеко позади. С каждым годом я всё хуже помню события тех дней. Но одно я помню точно: Снейп тогда умер. Как и множество других волшебников, светлых и тёмных.

Так какого чёрта?!

— Никакой монополии на это бесспорно замечательное имя у меня нет, конечно, — кривится зельевар. – Но вы не станете отрицать, что, называя этим именем ребёнка, думали обо мне!

— Естественно, разве так много в мире Северусов?

— Это всего лишь второе имя.

— Да, чёрт возьми! Да!

Снейп вдруг хватается за край моего одеяла и начинает мять его в руках: так яростно, что мне кажется – одеялу конец. Хорошо, если он потом не примется за меня!

Что это на него нашло?

— Мерлин бы вас побрал, Поттер, — тихо говорит Снейп, не поднимая глаз. – Я теперь чувствую себя дедушкой.

— Да вашего сына! – рычит профессор. – Разве это непонятно? Его ведь поздно уже… переименовать?

Читайте так же:
Как сшить плащ акацуки в домашних условиях

Я захохотал. Я хохотал так, что от моего смеха проснулся Альбус, и тут же завопил, требуя, чтобы его немедленно и безотлагательно накормили. Тут же вскинулась Джинни, ругаясь приглушенно.

— Что с тобой? – спросила она у меня, удивлённая и обеспокоенная, вынимая Альбуса из кроватки.

Я не мог успокоиться и продолжал хохотать, стирая ладонью текущие по щекам слёзы. Смехом я, конечно, спугнул не только сон Джинни и малыша, но и свой. Никакого Снейпа, ни живого, ни мёртвого, ни призрачного, в комнате уже не было. Я посмотрел туда, где он только что стоял. Пусто. И никакого одеяла на мне тоже нет – зачем оно мне в жаркую летнюю ночь?

Это был только сон. Я ущипнул себя за руку – боль была настоящей.

Джинни продолжает смотреть на меня, ожидая ответа. Альбус, приникший к её груди, размеренно сопит маленьким носиком. Рука жены непроизвольно гладит его затылок с пробивающимися чёрными волосками.

Альбус похож на меня так же, как я похож на свои детские колдографии.

— Что с тобой происходит, Гарри? – настойчиво спрашивает Джинни. – Всё в порядке?

— Всё нормально. Просто ерунда какая-то приснилась.

«Теперь у Альбуса есть ещё один дедушка», — думаю я. На этот раз получилось не расхохотаться – я предусмотрительно закусил губу. На языке появился вкус крови. Перестарался.

Подписаться на фанфик
Перед тем как подписаться на фанфик, пожалуйста, убедитесь, что в Вашем Профиле записан правильный e-mail, иначе уведомления о новых главах Вам не придут!

Фанфики миди/макси (скачать)

— С меня довольно, Северус. Это была последняя капля моего терпения. Меня больше не волнует герой ты или нет для остальных. Для меня ты бессердечный и эгоистичный человек думающий только о себе. О, боже! — Минерва МакГонагалл демонстративно вздернула руки вверх. — И я то, еще старалась убедить других все эти годы, что в тебе есть все-таки что-то хорошее. Какая же я наивная, что поверила Альбусу и убедила в этом себя. На этот раз тебе придется отвечать за свои поступки. И даже не вздумай прикрываться любовью к Лили. Она в этот раз не причем, — кричала она, и старательно выделяя каждое слово.

От быстрой ходьбы лицо директрисы приобрело пунцовый оттенок. Она то останавливалась, чтобы смерить гневным взглядом непривычно сжавшего в кресле с виноватым выражением на лице, Северуса Снейпа, то ускоряла шаг, при этом ни на мгновение не прекращаю свою тираду. Северус же старательно пытался вжаться в кресло, но у него это отчего-то не получалось, как бы он ни старался. Впервые в своей жизни он видел Минерву такой. Да, несколько раз она злилась и выпускала-таки свои кошачьи коготки. Первый раз это было, когда он еще сам был студентом. Кое-кто из студентов Слизерина тогда решил применить одно из пыточных заклятий на студенте с Гриффиндора. Минерва была в бешенстве. Замять все это удалось только благодаря тому что кое-кто в попечительском совете оказался отцом того самого испытателя пыточных заклятий на других студентах. А второй раз ему довелось увидеть ее такой сравнительно недавно. Это было в тот год, когда министр магии назначил проверяющей Долорес Амбридж. Узнав, что Амбридж применяет запрещенные наказания к студентам, Минерва вступила с Амбридж в спор. До тех пор пока Долорес Амбридж находилась в Хогвартсе, сначала в качестве инспектора, а затем и в качестве Директора, Минерва прибывала в ужасном расположении духа. Но даже когда ему лично пришлось драться с ней в коридорах Хогвартса во время битвы с Волан-Де-Мортом, она не была такой как сейчас. Одни только ее взгляды сейчас вызывали в нем желание, провалится сквозь землю.
Он — Северус Снейп, Слизеринец до мозга костей, Пожиратель смерти и член ордена Феникса одновременно, сейчас, чуть ли не трусливо, жался в кресло стоящие в кабинете нового директора Хогвартса Минервы МакГонагалл.

— Да как ты вообще посмел так поступить, Северус? Ни в чем не повинная молодая девушка столько натерпелась из-за тебя. А ты просто-напросто решил забыться в чужих объятиях. — Минерва по-видимому и не собиралась униматься, а лишь распалялась еще сильнее. Теперь она уже не останавливалась чтобы сверкнуть гневным взглядом, ведь она и так знала, что эффект был достигнут. — И теперь по твоей милости должно страдать маленькое невинное дитя, лишившееся матери, и которую выкинули, словно мусор на помойку, собственные родственники. Мне даже смотреть на тебя противно. Убирайся из моего кабинета. — Минерва почти бегом подошла к двери и, распахнув ее, указала рукой на выход. Северус послушно поднялся с кресла, так и не смея поднять голову и сгорбившись, покинул кабинет директрисы. — И не показывайся мне в ближайшие дни на глаза, Северус. — выкрикнула Минерва ему в след и захлопнула дверь.

Очутившись в коридоре Северус Снейп с трудом смог распрямить затекшую спину. И самое обидное что просидел он в таком состояние не потому что он того хотел, а потому что на него так подействовали слова и взгляды Минервы. Даже когда погибла Лили он не чувствовал себя таким виноватым. Может это от того, что тогда на него никто так не кричал и даже слова не сказал о том, что он поступил плохо. Он конечно и так знал, что совершил ужасный поступок и всю сознательную жизнь корил себя за это, но сейчас он чувствовал себя виноватым как никогда раньше.
Неожиданно для себя Северус обнаружил, что все еще стоит около каменной горгульи за которой находиться вход в кабинет директора. Уже было собравшись сдвинуться с места он вздрогнул, вновь услышав голос Минервы.
— И не смей даже приближаться к малышке, — крикнула она и снова захлопнула дверь.

Читайте так же:
Сшить длинный жилет безрукавку выкройка бурда

Северус хотел было что-то возразить, но вместо этого потер рукой щеку все еще горевшую после пощечины Минервы, которую ему отвесила она, как только за Поппи и малышкой закрылась дверь.

Поежившись от холода и боли в спине и шее, Северус медленным шагом направился в свои подземелья, чтобы спрятаться там на все выходные и не показываться на глаза МакГонагалл. Прихрамывая и охая, потирая рукой ноющую поясницу, он брел по коридорам Хогвартса. Проходя мимо больничного крыла, он взглядом полным тоски и раскаяния посмотрел на закрытую дверь. Когда из-за двери послышались смех малышки и Поппи, Северус снова поежился и поспешил подальше от больничного крыла.
В его подземельях теперь постоянно приходилось топить камины, так как колдомедики настоятельно рекомендовали ему находиться в тепле. Годы и яд змеи, который таки частично успел поразить его кровь, давали о себе знать болью в пояснице и шее. Теперь ему уже редко удавалось держаться, так же как и раньше. Студенты старательно дели вид, что не замечают как он, периодически на уроках, сгорбившись, словно старик потирает то шею, то поясницу. А хромата была последствием стычки с гремучей ивой пару месяцев назад.
В Хогвартсе нашлись-таки еще одни студенты по типу везде сующий свой нос троицы. Им, понимаете ли, захотелось узнать, как это Поттер с друзьями проникали в Визжащую хижину. Если бы профессор Снейп в этот момент не решил отправиться в Хогсмид, чтобы пополнить запасы кое-каких растений для зелий, неизвестно выжили бы те двое мальчишек.
Увидев, что два второкурсника уже приблизились на опасное расстояние и что гремучая ива уже замахивается для удара он, собрав все силы со всех ног бросился к дереву. Снейп едва успел оттолкнуть нерадивых мальчишек и почти успел отбежать сам, но ветка дерева плашмя приземлилась на его правую ногу. Он успел выкрикнуть заклинание и заморозить иву, прежде чем она опустила другую ветку на его голову. От костей в его ноге остались только осколки, и Поппи приняла решение удалить их и вырастить новые кости.
Кости росли два дня причиняя невыносимую боль, а обезболивающие заклинание или зелье применять было нельзя, так как это могло испортить эффект Костероста. Потом он еще три дня проходил на костылях, привыкая к новым костям. Минерва нянчилась с ним как с ребенком и это его сильно раздражало. Она все бегала вокруг него и причитала:
— Ох, мой мальчик. Сколько же тебе еще маяться? Ты уже столько натерпелся за все эти годы. Ты столько раз рисковал жизнью ради детей и вот опять, — Минерва кудахтала словно курица-наседка.
— Минерва! Вон! — выкрикивал он, когда злость достигала точки кипения, и она уходила, громко причитая, но спустя пару часов возвращалась, и все начиналось сначала.

Эти пять дней он провел словно сидя на раскаленной сковородке. Студентам, исполнявшим роль его помощников на время его болезни, приходилось несладко. Пару раз он даже запустил чем-то, чем, он точно не помнит, просто это было первое, что попадалось под руку, в студентов застукав их лазающими в его запасах с зельями или со смехом обсуждающими то, как директриса причитала, крутясь возле него.
Если еще пару месяцев назад он мог себе позволить прикрикнуть на МакГонагалл даже не смотря на то, что она теперь новый директор школы, то после этого происшествия он ясно осознал что ему несказанно повезет, если Минерва будет просто кричать на него, но она клятвенно заверила его что одолжит у Хагрида ремень и хорошенько выпорет его, если он еще что-то выкинет. И судя по ее выражению лица, она сделает это, если понадобится. Перспектива быть выпоротым словно мальчишка его не устраивала. Поднять руку на женщину, а тем более на Минерву он никогда бы не посмел, и поэтому ему предстояло либо трусливо убежать от нее или терпеть порку если все-таки она решить выполнить клятвенное обещание. А уж что касается применения заклинаний для защиты от Минервы, то на это он и вовсе не рассчитывал. Минерва уже один раз продемонстрировала ему, как она управляется с палочкой и рисковать ему больше не хотелось. А в ярости Минерва справилась бы при желании даже с Темным Лордом и одновременно с десятком пожирателей.

Дойдя наконец-таки до своей комнаты в подземельях, Северус без сил рухнул на кровать и забылся тревожным сном.

Два Северуса

Идёт 2017 год. В Хогвартсе прошла церемония распределения первокурсников по факультетам, жизнь вошла в свою основную учебную колею. С поступлением второго сына в Школу Магии, Гарри Поттер всё-таки добился того, чтобы портрет директора Снейпа занял достойное место в стенах Замка.

Северус Снейп (оглядывается с портрета на творящееся в Замке, заодно оглядывая самого себя. Не скрывает своей досады):
— И после Смерти мне покой не обрести;
Взираю вновь на ненавистные мне стены!
Какие в Хогвартсе свершились перемены
Или вот-вот уже должны произойти?
— (ухмыляется)-
Я — бездыханное творение Портрета.
Я — просто краска говорящая. О Боги!
Благодарить я должен Избранных за это.
— (с тихим рычанием)-
Когда же Поттеры уйдут с моей дороги?!
— (оглядывает раму своего изображения)-
Шикарна рама с позолоченной лепниной!
-(с кривой усмешкой делает вывод)-
Достойна, чтоб об неё бился головой!
— (почти со стоном)-
Вновь в этой роли я: ни мёртвый-ни живой,
Изображён угрюмой мрачною картиной.
Мне дела нет о чём там шепчутся коллеги,
О победивших в Мире прожитой Войны.
Никто не скажет тёплых слов о человеке,
Что не мечтал стать украшением стены.
-(снова скучающе оглядывается)-
А потому — мой долог век и молчалив.
Неужто я стал чересчур сентиментален?
Существовать в бездельи руки опустив.
Печален мой удел. Воистину печален!

Читайте так же:
Как постирать шапку ушанку мвд

В это время от мрачных мыслей Портрета Северуса Снейпа его отвлекает посторонний звонкий мальчишеский голос.

Альбус Северус Поттер (голос звенит от восторга):
— Прошу прощенья, вы и есть — профессор Снейп?
Герой Войны! Шпион без страха и упрёка.

Северус Снейп (болезненно морщится с портрета):
— Кто вы такой? И замолчите, ради бога!
Я в восхищеньи вашем, юноша, нелеп!

Альбус Северус (продолжает восхищённо тараторить, нисколько не испугавшись мрачного человека на портрете):
— . Деянья ваши стали притчей во языцех,
Хоть папа редко мне рассказывал о вас.

Северус Снейп (замечает глаза мальчика, такие же зелёные и такой же миндалевидной формы как и у Лили Эванс когда-то, и больше не может думать ни о чём-другом):
— . Глаза, в которые так трудно не влюбиться.
Опять, опять я весь во власти этих глаз.
-(одёргивает себя, сосредотачивается)-
Как вас зовут?

Альбус Северус Поттер (с гордостью):
— Я — Альбус Северус.

Северус Снейп (криво ухмыляется с портрета):
— Понятно.
— (хочет съязвить, но умолкает. Вдруг замечает зелёно-белый галстук на шее мальчика и искренне удивляется)-
Чтоб отпрыск Поттера попал на Слизерин?

Альбус Северус (доверчиво):
— Я не хотел,
-(пожимает плечом)-
Ну а потом решил — да ладно!
-(гордо поправляет галстук)-
Средь гриффиндорцев своих я такой один!
-(продолжает разглагольствовать, став, на удивление директора Снейпа, очень серьёзным и даже взрослым)-
Мне предстоит нелёгкий труд — загладить тренья,
Что Змей и Лев ведут друг с другом с давних пор.
Я уважаю Слизерин и Гриффиндор,
Но. в моём выборе — ни капли сожаленья!

Мальчик смело смотрит Портрету Северуса Снейпа в глаза и сдержанно улыбается.

Портрет Северуса Снейпа (с удивлением обнаруживая, что не в состоянии злиться на этого гордого самоуверенного юношу):
— Позволь спросить, а что ты хочешь от меня?

Возникает пауза. Вместе с тем, Альбус Северус Поттер нисколько не робеет под проницательным взглядом и голосом с ядовитой иронией, что выводили из себя его отца — Гарри Поттера.

Альбус Северус (не медлит с ответом):
— . Что вы мне станете наставником и другом!
-(становится серьёзным настолько, что Северус Снейп невольно проникается к нему уважением)-
Я не из тех, кто прячет ненависть испугом
Или от трудностей бежит как от огня!

Северус Снейп (с портрета делает вывод):
— Похвальна речь твоя. Мне хочется ей верить.
Но только время даст понять каков расклад.

Альбус Северус (игнорируя скользкие нотки):
— Я не из тех, кто лЮбит лгать и лицемерить!
Вода течёт! вода не ведает преград!
-(в этот момент звенит звонок на урок, и мальчик срывается с места)-
Звенит звонок! уже пора! Занятья скоро!
-(виновато оправдывается перед Портретом)-
Я не хочу, чтоб Слизерин терял очки.
Ведь вы знакомы с ней — с деканом Гриффиндора*?
. Сюда же старост школьных важные значки.

С кивка директора Снейпа Альбус Северус Поттер спохватывается и бежит на занятия. Портрет Северуса Снейпа остаётся в гордом одиночестве. Продолжает смотреть вслед убежавшему собеседнику.

Портрет Северуса Снейпа (мысленно обращается к Лили Эванс, чьи глаза на лице Альбуса Северуса Поттера так поразили его):
— Я в замешательстве, Лили. Ты видишь, знаешь:
Весь мой сарказм иссяк в коротком слове "друг".
. И счастлив я — понять, что ты меня прощаешь.
Поверить сложно: Альбус Северус. Твой внук.
-(задумчиво качает головой)-
Ты мне, портрету, снова ставишь испытанья,
Но боль снимаешь и смягчаешь мой удел.
В одну минуту я воскрес от созерцанья
Зелёных глаз твоих. Как вновь помолодел!
-(вновь оглядывается, но уже в более позитивном расположении духа)-
Какая странная реальность создана!-
В ней краски яркие и места нет обману.
-(серьёзно отмечает самому себе, хотя по-прежнему обращается к Лили)-
Пусть роль наставника мне даром не нужна,
Но если просишь ты сама, то я им стану.
-(спустя некоторое время делает очередной вывод)-
Способна Смерть освободить, облагородить;
Смягчить суровому лицу его черты.
Я понял, что сейчас со мною происходит —
Мной найден путь из повсеместной Пустоты.
Сумбурны мысли и сумбурны мои речи,
Мне Вечность отдана о том порассуждать,
Признать, что я — под впечатлением от встречи.
Готовый ждать зелёный взгляд.
Привыкший ждать!

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector